«Страж Азовского моря». История Генического маяка в лицах и документах.

«Страж Азовского моря». История Генического маяка в лицах и документах.

Друзья, несколько месяцев назад я писала о том, что работаю в архиве ВМФ с документами, проливающими свет на историю строительства Генического маяка, и обещала в скором времени подготовить статью на эту тему. Помимо собственно самого РГАВМФ, в этом исследовании я использовала и сведения других архивов и источников. Документы, которые мне удалось найти, охватывают весь дореволюционный период истории маяка и содержат не только сведения о нем самом, но и о первом маяке острова Бирючий, подробное описание самого местечка Геническ второй половины XIX века, подлинники документов  Генической городской управы, земского врача Казакова, смотрителей маяка и Лоцмейстеров Генической дистанции, а также интереснейшие, захватывающие и порой драматические эпизоды биографий людей, которые на определенном жизненном этапе, оказались причастными к его строительству и функционированию. В отдельную большуюгруппу документов вошло мое собственное  генеалогическое исследование родословной строителя маяка Павла Андреевича Самойлова (1838-1898), имя которого оказалось незаслуженно забытым, а между тем именно под его руководством и по его проектам были построены и перестроены большинство маяков Черного и Азовского морей: Батумский, Сухумский, Анапский, Потийский, Ялтинский, Евпаторийский, Керчь-Еникальский, Святотроицкий, Тарханкутский, Бирючий, Генический, Бердянский верхний, Бердянский нижний электрический, Днепрово-Лиманский, Кодошский, Таганрогский электрическмй Дообский, Пенайский, створные Камыш-Бурунский и Чурубашский и др. Десять лет своей жизни, с 1872 по 1882, Инженер-полковник Самойлов посвятил маякам и нашему краю, в должности Отдельного Строителя маяков Черного и Азовского морей. Переоценить его вклад  развитие маячного дела просто невозможно. Спустя более чем вековой период, по берегам южных морей все еще стоят в бессонном дозоре маяки – как памятники своему создателю инженеру Павлу Андреевичу Самойлову.

Род Самойлова пестрит известными людьмии о каждом из них можно писать отдельную книгу. П.А.Самойлов  – сын известного механика, изобретателя и конструктора навигационных приборов и инструментов, руководителя мастерской Ижорских заводов А.В.Самойлова, которого считают первым и лучшим в России мастером-приборостроителем первой половины XIX века; брат Главного инспектора кораблестроения Российской империи Н.А.Самойлова; отец баронессы Л.П.Штейнгель и полковника лейб-гвардии уланского полка Ея Императорского величества А.П.Самойлова, приближенного к царской семье.

В результате архивного и генеалогического поиска  объем найденного материала уже не вписывается в формат статьи и сейчас идет работа над книгой, за идейное вдохновение на создание которой я благодарю С.С.Григорьева и В.М.Пихулю.

Для всех геничан и тех, кому интересна история Геническа, я подготовила небольшой анонс будущей книги.

Мореплавателям по ночам светят звезды на небе да маяки на невидимых берегах. Но в отличие от своих пустынных космических сестер, маяки дают приют, надежду и тепло людям, зажигающим спасительные огни. С.Аксентьев.

Во все времена слово маяк ассоциировалось с надеждой, помощью и спасением. Ещё с древности маяки называли Прометеями моря, светочами земли и морскими проводниками.Считается, что первые маяки появились вместе с зарождением мореплавания более шести тысяч лет назад. За это время  смелая инженерная мысль создала немало выдающихся творений, но морские маяки, несомненно, одна из вершин технического гения. Сколько кораблей, сколько человеческих жизней спасли они от неминуемой гибели. Среди них – Генический маяк, бессменный часовой Азовского моря, более сотни лет возвышающийся на берегу обрыва.В отличие от большинства своих собратьев, наш маяк находится в черте города  и его аккуратная белая башенка уже давно стала символом Геническа. В некоторых документах фигурирует другое название   – «огни портовые Генические», которое отражает главное предназначение маяка  – освещать кораблям путь в порт.

Создание безопасных условий для судоходства является основой политики любой морской державы.  Одной из составляющих этой безопасности долгое время являлась система маяков.

Первые маяки на побережье Азовского моря появились в начале 19 века, но лишь во второй половине столетия, с началом эпохи реформ в Морском ведомстве, маячное строительство в Российской империи начало развиваться бурными темпами.

Согласно принятому 18 июня 1867 года « Положению об управлении морским ведомством» в его составе был образован Гидрографический департамент, на который возлагалась обязанность заниматься устройством и содержанием маяков. Управление маяками на местах осуществлялось Дирекциями, которые были распределены по морям. Таким образом, Дирекция маяков Черного и Азовского моря находилась в Николаеве. Директоры маяков назначались указами царя и подчинялись Главным командирам портов и напрямую начальнику Гидрографического департамента.

В отчете Гидрографического департамента за 1869 год сообщается, что «Морское министерство испытывает большие затруднения в освещении наших морей и они будут увеличиваться. Особенно на Черном и Азовском морях..»

В 1871 г. по инициативе генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича, управляющего флотом и Морским ведомством на правах министра, пожелавшего иметь четкий план улучшения маячного освещения, было предложено Гидрографическому департаменту «представить на этот счет соответствующие соображения, впредь на несколько лет». Для этого при  Морском министерстве была создана комиссияиз лучших специалистов маячной части, которая составила программу последовательных работ. Приказом Управляющего Морским министерством в состав комиссии были назначены: вице – адмирал Зеленой, капитаны 1 ранга Зарудный и Шульц, капитан – лейтенанты Старицкий и Пущин.

Комиссией был выработан 16-летний  «План постепенного производства работ по постройке маяков начиная с 1875 года».Была установлена важность каждого моря для государства исходя из торгового и политического значения. Наиболее важными посчитали Черное с  Азовским и Балтийское моря.

Согласно этому плану постройка Генического маяка и маяка острова Бирючий, предназначенных оградить отмели, лежащие на пути в порт, были отнесены к одиннадцатой группе срочности и запланированы на 1885 год.

В этот же период произошло еще одно кадровое изменение, которое сыграло огромную роль ввозрождении Черноморского флота и маячного дела: 1871 году на должность Главного командира флота и портов ЧМ был назначен вице-адмирала Н.А.Аркас.

Аркас Николай Андреевич (1818  – 1881) – адмирал, командир Николаевского порта, Главный командир Черноморского флота и портов, Николаевский военный губернатор (1 октября 1871 г. – 1 января 1881 г.).

В 1873 году, ввиду предстоящих весьма значительных работ по постройке новых и исправлению существующих маяков в Черном и Азовском морях, Н.А.Аркас направляет в Канцелярию Морского министерства ходатайство об образовании штата Отдельного строителя по этим работам. В этом же году канцелярия удовлетворяет его прошение и  назначает Отдельным строителем капитана Самойлова и в помощь ему выделяет двух штатных сотрудников.

Приказ его Императорского высочества генерал-адмирал

Санкт-Петербург 12 мая 1873 года № 55

Назначаются

Корпуса инженеров морской строительной части Капитан Павел Самойлов Отдельным Строителем маяков Черного и Азовского морей.

Согласно должностной инструкции для строителей маяков составленной при строительном отделе Морского технического комитета Строитель черноморских моряков был обязан:

1) Иметь полное и ответственное  заведование строительными и ремонтными работами по маякам.

2) производить необходимые строительные изыскания, составлять проекты, сметы и кондиции на вновь  предполагаемые к постройке маяки.

3)  составлять ежегодное распределение ремонтных работ и вести всю отчетность, как по капитальным, так и ремонтным производствам.

4)  составлять ежегодные финансовые сметы, планы хозяйственных операций и прочее.

На тот момент Павел Андреевич Самойлов был молодым, но очень перспективным и талантливым инженером. Первоначальное образование он получил в Инженерном Артиллерийском училище Морского ведомства,  впоследствии окончил Институт Корпуса Инженеров Путей Сообщения. Перед назначением в Черноморский флот для производства изысканий под постройку маяков и составления проектов маяков служил инженером Бакинского порта.

В 1883 Самойлов уже в чине полковника был назначен Строителем ограждения Кронштадтской гавани, а через 2 года Отдельным Инженером-строителем Кронштадтского порта. С 1892 года генерал-майор П.А.Самойлов Приказом по Морскому ведомству назначен Старшим помощником Главного инспектора Строительной части Морского министерства. Закончил свою карьеру в звании генерал-лейтенанта, кавалера Орденов Святого Станислава 1,2,3 степени, Св. Анны 1,2,3 ст, Св.Владимира 3,4 ст, Персидского Льва и Солнца 3ст.

Именно Главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирала Н.А.Аркас во время своего плавания по берегам Черного и Азовского морей в 1874 году обратил внимание на то, что Геническ нуждается в еще одном береговом знаке.

Наиболее остро вопрос строительства маяка в Геническе встал после того, как местечко было соединено линией с Лозово-Севастопольской железной дорогой, вследствие чего маленький портовый городок получил важное промышленное значение.

Строительство маяка активно «лоббировал», кроме вице-адмирала Н.А.Аркаса, Директор Азовских и Черноморских маяков вице-адмирал Виктор Иванович Зарудный (1828-1897) ­  – известный деятель русского флота, гидрограф, морской писатель, выдающийся моряк и педагог.

Виктор Иванович Зарудный был влюблен в маяки. Будучи назначенным в 1863 году Директором маяков, он много сделал для развития навигационного оборудования черноморского театра.

При нем не только строились новые маяки, но и совершенствовалось их техническое оснащение. В 1871 – 80 гг. Зарудный исполнял одновременно обязанности: директора маяков, начальника гидрографической части и начальника Черноморской гидрографической экспедиции. Результатом работ его на Черном и Азовском морях явились превосходные планшеты, атласы и карты. Им же была выработана действующая и доныне маячная система освещения этих морей.

27 августа 1877 Главный Командир Генерал-адъютант  Н.А.Аркас совместно с Директором Черноморских и Азовских маяков Зарудным «озабочиваясь возможно скорейшим исполнением этого дела, чтобы не упустить удобное для работы время в этом году» обращаются в Строительное отделение Морского Технического Комитета с просьбою «об   исходатайствовании  у Управляющего Морским Министерством разрешения приступить к заготовлению главнейших материалов для постройки маяков: кирпича, извести, песку и т.п. и к устройству вспомогательных рабочих приспособлений, не дожидаясь утверждения рассматриваемых ныне в  Строительном Отделении проектов и смет» и получают одобрение Главного Управляющего Морским Министерством, великого князяКонстантина Николаевича и всестороннюю поддержку Председателя Строительного отделенияМорского технического комитета Инженера Генерал-лейтенанта Эдуарда Ивановича Тилло.

Директор маяков Черного и Азовского морей В. И. Зарудный, на тот момент капитан 1 ранга, не дожидаясь утверждения плана, поручил Строителю черноморских и азовских маяков инженер-подполковнику Самойлову выбрать место для башни, а гидрографам Черноморской гидрографической экспедиции — обследовать акваторию моря в районе Геническа для определения наиболее выгодных углов освещения маяков.

Проектирование и строительство маяка также было поручено Инженеру подполковнику Павлу Андреевичу Самойлову, который лично исследовал береговую зону Геническа и о.Бирючий, обращая внимание на господствующие ветры, окружающий фон, наличие местных строительных материалов и подъездных путей.

20 ноября  П.А.Самойлов по результатам проделанной работы направляет в  Строительное Отделение Морского Технического Комитета рапорт, содержащий сметы о работах и расходах произведенных в 1877 году по изысканиям местности под постройку маяков с чертежами  на устройство маяков:  Таганрогского, Бердянского электрического, Бердянского портового, Бирючего, Генического портового.

Что же на тот момент представлял из себя Геническ?

Из пояснительной записки П.А.Самойлова к смете на строительство Бирючего маяка узнаем следующее:

Местечко Геническ есть ничто иное как небольшая деревушка,в которой нет даже волостного правления. Геническ соединён с Лозово-Севастопольской железной дорогой ветвию в 12 вёрст идущею от Новоалексеевки. В настоящее военное время Геническ имеет важное промышленное значение, представляя собой пункт, через который направляются из Ростова и Таганрога все грузы, преимущественно антрациты, на Херсон а также Одессу и Николаев. Путь этот в данное время самый экономический, так как грузы,доставляемые в Геническ, поступают на железную дорогу и везутся по ней только до Александровска где перегружаются на суда и следуют на них Днепром в Херсон, Одессу, Николаев. В Геническе нет никаких строительных материалов, кроме глины и песку, да это последний ракушечного свойства и требуют просеивания.

Пресной воды в самом Геническе нет и жители подвозят неё из расстояния 7 верст и бочка воды стоит в городе 75 и 80 коп в обыкновенное время, в грязное время года доходит до 1 1/2 и даже двух рублей, смотря по состоянию дороги.

Местные постройки все из глины, перемешанной с навозом,крыши земляные. При такой системе большинство домов во время дождей сильно страдает и они весьма часто разваливаются.

Полное отсутствие строительной техники составляет причину того, что в Геническе нет мастеровых.

Простых чернорабочих также трудно иметь по найму, потому что из незначительного числа жителей, каждый занят по своему хлебному хозяйству или находится на рыбных промыслах, окружающих Геническ, получая хорошее жалованье и по долгосрочному контракту.

Конная подвода с погонщиком может быть нанята по 3 руб. в день. При таких условиях все материалы и мастеровые, положены по смете из ближайшего к Геническу города Бердянска, а штучный камень для карнизов и ступеней, которого нет в Бердянске, из Керчи».

Генический маяк было решено строить единым комплексом с казармами для команды Лоцмейстерской  дистанции на площади 1200 кв.сажень≈2194,56 кв.м. Для самого здания маяка инженер-подполковник Самойлов составил типовой проект нового типа двухэтажного строения с четырехугольной башней маяка, с двумя осветительными аппаратами на каждом из верхних этажей, высотой до 51 футас жилым помещением для семей трех женатых служителей и смотрителя, а также с баней, конюшней  и ледником. Помимо самого маяка в проект входилаказарма на 8 человек матросов и 1 унтер-офицера Лоцмейстерской дистанции с кухней-цейхаузом и другими необходимыми помещениями, навесом для хранения в зимнее время предостерегательных знаков, шлюпки и других принадлежностей.

Разработанный Самойловым проект был отправлен на рассмотрениеосенью 1877 года в Морской  технический  комитет, ноначавшаяся в том же году война с Турцией нарушила все планы строительства маяков. Выделенные средства пришлось использовать на более важные нужды, да и Дирекция маяков Черного и Азовского морей вынуждена была переориентировать свою деятельность на обеспечение боевых действий флота. Утверждение проекта и сметы Генического маяка пришлось на время отложить…

Только через год в сентябре 1878 года проект и смета на сумму 46789 руб. на строительство Генического портового маяка со службами и флигелем для Лоцмейстерской команды были рассмотрены и утверждены Управляющим Морским Министерством Великим Князем Константином Николаевичем и Строительным отделением Морского Технического комитета под председа­тельством инженер-генерал-лейтенанта Тилло Эдуарда Ивановича. Чтобы понять насколько это была большая сумма для сравнения приведу цифру: начиная с 1870 года в финансовые сметы Морского министерства ежегодно   ассигновалась 21 000 рублей на перестройку всех существующих и устройство новых маяков Российской империи.
Осенью 1878 года приступили к строительству. Из строительных материалов в Геническе, кроме  песка и глины, обнаружить ничего не удалось. Все остальное пришлось завозить из Бердянска и Керчи. На месте руководил работами Инженер штабс-капитан Морган Михаил Васильевич, помощник Отдельного строителя черноморских и азовских маяков, сын известного архитектора Василия Егоровича Моргана. Все строительные работы выполняли местные генические ремесленники.

Проект Генического маяка инженер-полковника П.А.Самойлова, утвержденный В.И.Зарудным, Э.И.Тилло, Управляющим Морским министерством С.С.Лесовским 19.09.1878 г., РГАВМФ, Ф.326, оп.1, дело 15025

Рапорт о получении аппарата Генического маяка на имя Лихачева от Михаила Павловича Манганари, который с 1881 года занимал должность Главного командира Черноморского флота вместо Аркаса (эти документы хранятся в архиве РГАВМФ).

Рапорт о получении аппарата Генического маяка на имя Лихачева от Михаила Павловича Манганари, который с 1881 года занимал должность Главного командира Черноморского флота вместо Аркаса (эти документы хранятся в архиве РГАВМФ).

Рапорт о получении аппарата Генического маяка на имя Лихачева от Михаила Павловича Манганари, который с 1881 года занимал должность Главного командира Черноморского флота вместо Аркаса (эти документы хранятся в архиве РГАВМФ). 

6 июля 1880 года кирпичное белоездание маяка и маячные службы были сданы Дирекции маяков Черного и Азовского морей. Однако,осветительный аппарат установлен не был, так как только после окончания строительства здания маяка Гидрографический департамент обратился к представителю Морского министерствавице-адмиралу Ивану Федоровичу Лихачеву, военно-морскому атташе в Париже и Лондоне, с просьбой принять на себя труд заказать заводчикам Барбье и Фенестр(Barbier&Fenestre)фонарь и 2 аппарата для Генического маяка на сумму 47946,00 франков. На тот момент парижская фирма «B&F» была одной из лучших в Европе. Заводчики настолько блестяще зарекомендовали себя, что даже известная своими морскими приоритетами Англия, закупала ее осветительные аппараты для маяков. Помимо самих аппаратов для маяка Геническа фирма изготовила медный купол, балконы с балюстрадами и ажурными полами, внутреннюю железную лестницу с балюстрадою, промежуточные площадки для отдыха и три железных пола. Проект этого оборудования был разработан инженером Самойловым совместно со специалистами компании, с учетом замечаний и рекомендаций Самойлова. Для внутреннего убранства маяка и казармы Лоцмейстерской дистанции была закуплена мебель из ясеня и дуба.

Заводчики Барбье и Фенестр

Через год летом 1881 года на английском пароходе в порт Николаева прибыло 89 мест груза с оборудованием для Генического маяка. Понадобился еще два года, чтобы закончить постройку башни маяка и только в 1883 капитан Селезнев Ксенофтон Петрович, инженер-механик, внесший огромный вклад не только в маячное дело, но и в развитие всего российского флота, произвел установку аппаратов. 16 октября 1883 Генический маяк начал освещение, о чем было сообщено Гидрографическим департаментом.

Описание маяков, башен и знаков РИ по берегам Черного и Азовского морей 1899г

Первым Смотрителем Генического маяка и по совместительству Лоцмейстером Генической дистанции стал капитан корпуса штурманов Константин Пантелеевич Глизян, дядя печально известного командира мятежного крейсера «Очаков» С.А.Глизяна.После него должность Смотрителя и Лоцмейстера несколько лет занимал капитан Фридовский  Михаил Николаевич, в будущем участник Цусимского сражения  в чине старшего офицера броненосца береговой обороны «Генерал – адмирал Апраксин», старший офицер минного крейсера “Казарский”, старший офицер морской канонерской лодки “Донец” и старший офицер броненосца “Чесма”.Дольше всех с 1889 года и до самой революции заведовал маяком Лоцмейстер Генической дистанции корпуса флотских штурманов полковник Михаил Николаевич Соколов, до этого занимавший аналогичную должность на Севастопольском маяке в районе Павловского мыса.

В Российском Государственном архиве ВМФ хранится интересное дело на 44 листах за 1911 год «О жалобе служащих Генической лоцмейстерских дистанций на лоцмейстера той же дистанции», в котором содержится много подлинников документов генических должностных лиц, купцов и рядовых жителей местечка. В наше время эту историю назвали бы коррупционным скандалом и, как ведется испокон веков, коррупционеру, а в его роли выступал смотритель маяка отставной полковник Соколов, удалось избежать наказания.

В конце этой статьи, в качестве эпилога, я хотела бы написать следующее: Геническ, издревле морской, портовый город, в отличие от других приморских городов, не может похвастаться ни одним памятником морякам и рыбакам. Я считаю, что Геническу необходим памятник-символ.Это может быть, например, памятник смотрителю маяка или же дочери смотрителя маяка, по аналогии с фильмом «Девушка с маяка», но при этом можно также провести параллель с дочерью Павла Андреевича Самойлова, первой красавицей Киева и Петербурга, портрет которой в полный рост написал Илья Репин. Визитной карточкой и данью человеку, труды и заслуги которого заслуживают того, чтобы о них знали и помнили, мог бы также стать памятник Строителю маяков.

 Ирина ЗДОРОВЦОВА